Идеальных прихожан не бывает?

Идеальных прихожан не бывает?
image-352

Интервью Игумена Тарасия газете «Православная Вера»

Игумен Тарасий (Владимиров), настоятель двух саратовских храмов (Рождества Христова и Сретенского), вопрос подкорректировал так: «Я бы сказал, не трудно, а грустно…».

 

…Пасхальная ночь, литургия. «Милость мира», «Тебе поем, Тебе благословим…»,— когда шелохнуться лишний раз боишься. В это время от двери переполненного храма к противоположной стене через молящихся, как ледокол сквозь торосы, пробираются две женщины. Одна тянет за руку сонного подростка. Другая периодически громким шепотом обращается к стоящим: «Вы на Причастие? Вы на Причастие?»… Начинается Причащение. Тихо, по полшажка, движется цепочка прихожан с крестообразно сложенными на груди руками. Вдруг сбоку слышится оживленное: «Хорошо поют, да?» — обильно накрашенная дама кивает подруге в сторону хора. «Не отходи, а то очередь уйдет»,— тянет ее за рукав та. Еще через некоторое время, буквально за несколько человек до Чаши, дамы начинают обсуждать друг с другом, идти ли им к Причастию, если они не были на исповеди… 

— Отец Тарасий, знакомая картина или всё же исключение? Ведь, кажется, сегодня уж надо очень умудриться, чтобы не знать азов — что такое служба, исповедь, Причастие. Учат-учат нас — и вот, пожалуйста! 

— Знаете, можно «учить, учить и учить» — но если сам человек не захочет узнать и понять, что такое храм, что такое служба — он так и будет ходить и исполнять ритуалы. Слышали, наверно, многие говорят: «Схожу в храм, свечку поставлю»?

 — Точно — я же еще «про свечки» забыла пожаловаться! На праздники в храмах народа много, стоим плечом к плечу — руку не опустишь. И всё равно будут те, кому «здесь и сейчас» надо дойти до подсвечника. Когда дойти совсем уж нельзя — передают. С напутствием, куда поставить. Кто-то не расслышит, другой молящийся молча передаст — в итоге инициатор эстафеты, ревностно следящий за ее продвижением, досадует: не в тот подсвечник поставили. Ну вроде как в магазине — не в ту кассу пробил. «Где моя иконочка?» 

— Есть, есть такое потребительское отношение в людях к Церкви. Ведь некоторые в храм действительно приходят как в магазин. Закажут обедню — и уходят. А что такое обедня, что такое панихида, в какое время их заказывать надо — не знают. И не хотят знать. Печально, когда люди думают: зашел в храм — и всё, этим его работа кончилась. Да ведь она только начинается! Вот сейчас кризис, многие люди зажиточные, с высоким благосостоянием, просят: батюшка, очень трудное положение, не могли бы вы помолиться? Ну, говорю, хорошо. Я буду молиться, но и вам тоже молиться надо: вот приходите в храм в воскресенье… Ну уж больше их и не увидишь. И я расстраиваюсь, да и человек-то ведь скажет: не помогли! Или вот праздники. Рождество, Пасха, Троица — идут в храм, потому что слышали, что «надо обязательно в храм зайти». Заходит человек. В храме исповедь — все идут, и он идет. Подходит, говорит: нет на мне грехов. Вот тут трудно. Потому что пусть человек и не знает ничего, и всё неправильно сделал (а точнее — не сделал ничего из того, что надо было сделать), но ведь пришел же! А служба идет, и не уделишь ему времени столько, сколько требовалось бы. Приглашаешь, конечно, на следующий день прийти — но не приходят ведь. 

— Грустно? 

— На всё воля Божья. Если человек пришел в первый раз — значит, рано или поздно, придет снова. Когда сделан первый шаг — это не зря. Будет и второй, третий. Но первый шаг — он важен, потому что с него дорога начинается. Воцерковление — это, я говорю, как в спорте: всё постепенно. Не бежит же спортсмен сразу марафонскую дистанцию, правильно? Он тренируется. Так и тут — один шаг, другой… Глядишь — и человек уже в храм идет не «свечку ставить», а с Богом общаться. Вот это — радует. 

— И, наверное, радует, когда человек осваивается в храме, когда начинает больше понимать, знать… 

— Но если мы сейчас говорим о том, что расстраивает — я так отвечу: бывают прихожане, которые ну просто «всё знают»! И даже батюшку поучают. Или недовольны чем-нибудь. Вот, например, ремонт в храме идет — недовольны, почему икону на другое место перевесили. Или спрашивают: а где моя иконочка, которую я храму пожертвовала, почему нет? Что тут скажешь? Принесли — спаси Господи, Бог ваше пожертвование принял, но ведь в храме есть настоятель, которому дана власть решать, что и где вешать!

— Трудно человеку свою волю за порогом храма оставить… 

— Вот именно. Послушания в людях мало. А ведь не зря говорится, что послушание — превыше поста и молитвы. А у нас вместо послушания — своеволие. Или еще бывает: приходят в светлую седмицу, в двунадесятые праздники панихиду заказать. Объясняешь, что по уставу в это время заупокойные богослужения отменяются. Но наш человек как устроен: он воспринимает это, как будто батюшка ему недодал что-то, обижается. Вот такие разногласия. 

— Так это же от незнания! 

— Не только. Бывает, что люди, которые в храм редко приходят, к священнику больше, чем иные постоянные прихожане, доверия испытывают, с благоговением относятся. Для них священник — это именно пастырь, а не «работник храма». Люди говорят… 

— К слову — о работниках храма. Бывает, слышишь от людей, пришедших из церкви, по тому или иному поводу что-то, мягко говоря, не вполне каноническое. Начнешь выяснять, «откуда есть пошло» — говорят: в храме сказали. Кто сказал, священник? Нет, не священник — а в храме сказали, и всё тут. Вы сотрудников храмов «инструктируете», как на вопросы отвечать? 

— С вопросами надо к священнику обращаться. «В храме сказали» — это в основном даже не работники храма (они-то как раз к священнику направят), а прихожане, которые считают себя «знающими». И тут уж — что только не услышишь! Каждый всё по-своему трактует, на всё свое мнение и свои обычаи. Никогда не обращали внимание — в некоторых храмах прихожанки следят, чтобы по «дорожке», по которой причастники к запивке подходят, ни один непричащающийся не прошел. Как полицейские стоят! Хотя в том, что кто-то там пройдет, никакого греха нет. Так что — да, могут те, кто в храме давно, свои порядки начать устанавливать. А это неправильно. И еще такой момент. Вот у нас сейчас в храме строительство идет, много рабочих в церкви. Это не сотрудники храма, это наемные рабочие. Верующие они, неверующие… Но почему-то считается: раз человек в церкви находится — значит, он к церкви имеет отношение. А если этот рабочий покурить пойдет или матом скажет? А люди, не понимая разницы, из этого мнение о Церкви составляют. Разве оно верное будет? Как не расстраиваться? 

— А работники храма часто дают повод расстраиваться? 

— Тут меня сильнее всего расстраивает, если люди приходят в храм работать как на фабрику или завод: от звонка до звонка, «от сих до сих». Нельзя так. В храме не для священника работают, а для Господа. Это каждый чувствовать должен и работать соответствующе, и относиться к работе как к общему делу. Потому что надо понимать место храма в жизни. Ведь Храм — это небо на земле! 

… А не нечто среднее между магазином и концертной площадкой, где «хорошо поют»… Очень актуальны сегодня вот эти слова батюшки о том, что «надо понимать место храма в нашей жизни». Ведь если это понять — тогда всё встает на свои места: и когда в храм идти, и как себя там вести, и как священника слушать и слушаться. 

Но пока система приоритетов у многих из нас, мирян, как бы это сказать, не отстроена. Вот, например, резину с летней на зимнюю с первыми заморозками мы «переобуваем» оперативно — хоть и некогда, и очереди, и затраты опять же. Находим время и едем на сервис, потому что понимаем: надо. Это вопрос безопасности, это приоритет. А спасение души, получается, пока еще не приоритет, а «по остаточному принципу» — на что время (силы, средства) останутся? 

А еще когда отец Тарасий сказал о месте храма в жизни — сразу вспомнилось, как с советских времен поражало: стоит деревенька махонькая, никакой не райцентр даже. И над домиками этими —огромный и величественный, как Исаакий, старинный храм. В глуши! Вот оно, место храма в жизни, наглядное свидетельство приоритетов…. 

P.S. В конце нашего разговора я спросила отца Тарасия: 

— А каков, батюшка, для Вас идеальный прихожанин? 

— Идеальный прихожанин? Да мне кажется, такого прихожанина… нет и быть не может: Господь ведь пришел не к праведным, а к грешным. Но вот когда человек начинает понимать, что он недостоин, неидеален — тогда он приближается к идеалу прихожанина.

 

Маргарита Крючкова

Газета «Православная вера» № 9 (389) за 2009 г.

Комментирование закрыто